Роль миграции в этногенезе балкарцев XV-XX века

М. Х.-М. Джангуразов
г. Нальчик, Россия

Миграционные процессы имеют важнейшее значение в этногенезе каждого народа. Они постоянно привносят что-то новое в генофонд и культуру, создавая единство многообразия.

Балкария, будучи местом формирования восточного варианта карачаево-балкарской этнической общности, в течение XV-XX веков испытывала множество миграционных и эмиграционных волн. Естественно, в течение всего этого времени сами границы обитания этноса многократно менялись, чему свидетельствуют многочисленные тюркские топонимы на равнине и горной части Северного Кавказа, произношение которых наиболее точно совпадает с карачаево-балкарским: Бештау, Карагач, Акбаш, Кызбурун, Бештамак, Дых-Тау, Коштан-Тау, Минги-Тау, Терек, Черек, Чегем, Басхан, Кубань, Зеленчук и т.д.

Много интересных фактов сохранилось в народных преданиях, подтверждающих роль миграционного фактора в этногенезе. Так, это особо прослеживается на примере знатных фамилий Карачая и Балкарии.

Вся феодальная знать в балкарских ущельях считается пришлой. В качестве исходного места, в их генеалогических преданиях называются Крым, Бораган, Сунжа, Маджар. Время исхода XIV-XV вв. В самих преданиях говорится о приходе в горы одного человека, или маленькой группы людей. На деле это были довольно многочисленные группы, ибо неизвестный пришелец из степи не сможет подчинить себе жителей целого горного селения, людей, которые закалены природой и постоянной борьбой за существование. Более того, речь идет и о привнесении в горскую среду нового культурного пласта, который соединился с местным.

Взаимоотношения между феодалами Кабарды и Балкарии сыграли особую роль в вопросе миграции населения. Широкие рамки приобретали мирные и дружеские отношения между отдельными семьями и родами. Такие тесные контакты устанавливались между Абаевыми и Кайтукиными, Атажукиными и Балкаруковыми, Урусбиевыми1. Связи между семьями особенно крепли в результате браков и отдаче детей на воспитание. Во время различных смут и воин внутри Кабарды и Балкарии многие роды, а то и селения могли находить приют у своих соседей. Аналогично, многие семьи, или отдельные люди, изгнанные за те или иные преступления из сел Балкарии навсегда переселялись в соседние общества: Кабарду, Дигорию, Карачай, Сванетию. В качестве примера миграции из равнины в горы и обратно приведем истории связанные с таубиями Мисаковыми, Темиркановыми, Жаниюковыми и Абаевыми.

Мисаковы

По преданию, Мисака – основоположник рода Мисаковых, прибыл в Балкарию из равнины и коварным путем завладел единственной сестрой Малкаровых, убив всех ее братьев и впоследствии став владельцем их имущества. Затем он привел из плоскости других людей, которые, видимо, были его родственниками и близкими. Они обосновались в верхней части Балкарской общины – в Куннюме и соседних аулах.

С приходом Басиата, власть Мисаковых ослабла, но они сохранили привилегированное положение и своих подвластных.

Начиная с XVIII века Мисаковы начинают активно контактировать с феодалами Кабарды, вступая с ними в браки. В это же время они купили у Магометовых участок Догуат, а затем образовали там поселок, получивший название Мисаковский. В конце XIX-начале XX веков большая часть Мисаковых, вместе со своими подвластными, переселяются из Куннюма в Догуат, а оттуда в Жемталу, Псыгансу и другие кабардинские селения. Так, в 1908 году жители селения Жанхотова (Псыгансу) Жанхот, Хызыр, Хаджимурза Мисаковы, претендуя на оставшиеся в горах родовые участки, писали в прошении «Мы – Мисаковы, происходим от остальных Мисаковых, живущих в Балкарском обществе и в поселке «Даугат» Мисаковский…»2. Если к 1910 году в Догуате было 8 дворов3, то к 1927 году их стало 17 с общим населением 102 человека4.

К моменту выселения балкарцев в 1944 г. большая часть Мисаковых проживали уже вне Балкарии и было депортировано всего две семьи5, остальные высланы ранее, или расселились в кабардинских и осетинских селениях.

Темиркановы

Среди таубийских фамилий, потомков Мимбулата, известны Бикановы и Темиркановы. Они являются более древними родами, чем басиатиды. Так, согласно родословным росписям дигорских феодалов, потомков Баделята, Кубати Баделятович был женат на Бикановой, а внук Баделята – Аслан-Гирей Чегемович на Темиркановой. Таким образом, Темиркановы были в тесных родственных отношениях с баделятами. Видимо, с этим было связано то, что еще в конце XVIII века часть Темиркановых поселилась в верховьях реки Лескен, не теряя при этом связи с Балкарией6. Таким образом, к середине XIX века часть Темиркановых уже проживали в предгорной зоне, а вместе с ними и зависимые от них крестьяне. За ними потянулась еще группа семей из числа таубиев, и, в итоге, к 1886 году в поселке Темиркановском, относящемся к Балкарскому обществу, проживало Абаевых – 4 семьи, Айдебуловых – 4 семьи, Боташевых – 1 семья, Жанхотовых – 1 семья, Мисаковых – 2 семьи, Темиркановых – 4 семьи7. Однако, следует учесть, что этот таубийский поселок должен иметь в реальности значительно больше населения, ибо, маловероятно, чтобы князья сами выполняли бы черную домашнюю работу.

Со временем, население поселка начало доставлять много хлопот Балкарской администрации, и поселок был причислен в полицейском отношении к селению Кайсын-Азнорово. В 1899 году Темиркановский поселок уже состоит причисленным к Верхне-Кожоково8. Поселок несколько раз расформировывали, жителей расселяли, но он вновь собирался на прежнем месте.

В 20-х годах XX века жителей поселка окончательно расселили, в итоге они поселились в Осетии и Кабарде. Позже на месте Темиркановского поселка появилось поселение Ташлы-Тала.

Жаниюковы

Жаноковы /Женоковы/, так писали в дореволюционное время фамилию Жаниюковых (Заниюковых), относившихся к привилегированному сословию в Балкарии. Их предок мигрировал в горы Балкарии из междуречья Сунжи и Терека около XV века и поселился в ауле Зылгы. Вероятно, что прибыл он не один, а с группой, но предание не сохранило имен или фамилий, которые от них образовались. Со временем Жаноковым удалось получить определенный статус и подчинить своей власти часть родов в Нижней Балкарии.

Еще в XVIII веке, Жаноковым удалось установить дружеские отношения с князьями Кабарды, а именно с Кайтукинской фамилией. И в это время в районе реки Аргудан уже известен аул Жаноковых, где они поселились вместе со своими подвластными из Балкарского общества. Но, в свою очередь, сами Жаноковы-таубии в Балкарии, по переселению в Кабарду попали в зависимость от Кайтукиных. Они относились к сословию дыженыгуэ, т.е. узденям9. Со временем, Жаноковы начали переселять в свой аул на плоскости зависимых крестьян из Балкарии. Однако, не все крепостные желали подчиняться и братьям Жаноковым пришлось прикладывать много усилий для поддержания порядка в своем родовом имении, оставшемся в горах.

Более всего доставило проблем участие Жаноковых на стороне антирусской политической группы в Кабарде. Жаноковы сделались неприязненными Русскому Правительству и бежали за Кубань, забрав холопов, скот, имущество10.

Судя по документам, за Кубань ушли все Жаноковы, кроме тех, кто жил в Зылгы. Таким образом, в числе 62 выселившихся аулов Кабарды, оказался и аул Жаноковых, населенный в основном бывшими жителями Балкарского общества. Они поселились на территории аула Ходзь, что в Адыгее, и эта часть поселения до сих пор именуется Жаныкъуей хьаблэ, в который входило несколько кварталов, а также сохранился топоним Жанокъохэ я Iуащьхъэ – «Холм Жаноковых». Часть населения аула Жаноковского слилась с местными черкесами, часть эмигрировала в Османскую империю ,но большинство вернулись на родину. Одним из основных факторов, способствовавших возвращению Жаноковых из-за Кубани в Балкарию стала смерть их родственника Соснали Жанокова, в результате чего осталось имение, которое не было разделено из-за того, что наследники его Хаджи-Шу и Хаджи-Магомет Жаноковы ушли за Кубань. Позже оба брата, оставив имения за Кубанью, вернулись в Балкарию11. Причем, один сын Хаджи-Шу – Мухаммат остался в Черкесии, а второй – Алибек, вернулся в Балкарию. Сыновья Хаджи-Магомета вернулись в Кабарду вместе со своими крепостными и вновь возродили аулы Жаноковых.

В результате всех этих сложных миграций, Жаноковыми из Балкарии было создано несколько аулов, получивших названия по фамилии: аул Догушея Жанокова на Аргудане, аул Муссы Жанокова12 на Череке, на Маргуше, на Жемтале13 и в междуречье Сукан-Суу и Черека, который в конце XIX века слился с аулом Жанхотово, аул Исмаила Жанокова14 на Аргудане, слившийся с селением Аргудан и сохранившийся как квартальное название до сих пор.

Аул Алибека Жанокова15 в Бабугенте, разрушенный им самим в начале XX века ввиду неблагоприятных климатических условий. И, конечно же, родовой квартал Жаноковых в Балкарии, в ауле Зылгы, откуда вышел весь род.

Абаевы

Абаевы ­являются потомками легендарного Басиата, прибывшего со своим братом Баделятом из Маджар. Они осели в Балкарии, где проживали в аулах Куннюм и Ишканты, имели тесные связи с кабардинскими и дигорскими феодалами.

В XIX веке известен хутор Абаевых в местности Жемтала, где вместе с ними проживали и семьи крепостных крестьян. Известно, что Сарбий Алиевич Абаев несколько лет был старшиной селения Верхне-Кожоково (Нижняя Жемтала). В конце XIX века Абаевский хутор слился с Верхне-Кожоково, а вместе с ним и бывшие жители Балкарского общества, подвластные Абаевых, и ассимилировались. Сами же Абаевы подверглись гонениям в 20-30-е годы XX века как представители привилегированного сословия и были высланны.

Главной особенностью миграции, связанных с высшими сословиями – таубиями – является их массовость, а именно то, что и при движении из равнины в горы с ними дружина, или же после основания поселения они приводят людей, затем, при миграции из гор на плоскость семьи таубиев обязательно сопровождают подвластные. Даже при совершении хаджа, при переселении в Османскую империю и любых переездах их сопровождают. Тот факт, что таубии первыми стремились к переселению на плоскость, видимо объясняется их генетической памятью, желанием вернуться в первоначальную среду.

Массовые миграции в конце XIX века

Миграции населения Балкарии особенно усилились после отмены крепостного права. Значительная часть переселилась в селения Кашхатау, Кёнделен, Нижний Чегем и Хабаз. Не меньшая часть переселилась в Н. Жемталу, оттуда в Жанхотово (Псыгансу), Лескен, Анзорово, Докшукино (Нарткала), Аргудан, Аушигер. Они довольно быстро ассимилировались, участвуя в этногенезе кабардинцев и осетин. Однако, общение с родственниками, оставшимися в Балкарии, не прерывалось. Это видно на примере таких фамилий как: Абаевы, Айдаболовы, Атабиевы, Ахматовы, Ацкановы, Балкаровы, Башиевы, Бегиевы, Бозиевы, Дзугуловы, Жабоевы, Жанатаевы, Жангуразовы, Жаниюковы, Жаппуевы, Замаевы, Зашаккуевы, Кайгермазовы, Каракизовы,Кетенчиевы, Кудаевы, Кучменовы, Мисаковы, Муратчаевы, Ольмезовы, Орюзмековы, Суйдюмовы, Суншевы, Таукеновы, Ульбашева, Урусбиевы, Уянаевы, Шаваевы, Шакмановы, Шукаевы. Здесь, мы имеем дело с недавней миграцией населения из гор на равнину, в результате чего этническую среду покинуло около трети населения Балкарии, не участвуя далее в этногенезе. Еще одной из причин убыли населения была эмиграция карачаевцев и балкарцев в конце XIX века в Турцию. Это было связано с земельным вопросом. Мухаджирами в этот период стала небольшая часть высшего сословия, лишенная своих владетельных прав и беднейшие слои крестьянства (кулы), освобожденные от крепостной зависимости, но оставшиеся без земли16. Из переселившихся в Турцию возвратившихся было очень мало. Большинство осело в Турции, а меньшинство попало в Сирию. Таким образом, конец XIX – начало XX века были связаны с выбыванием значительной части населения Балкарии.

Миграционные процессы в советский период

В 20-30 гг. XX века шла целенаправленная работа по ликвидации небольших поселков и хуторов за счет переселения их жителей в другие населенные пункты. Особый упор был сделан на ликвидацию поселений, принадлежащих высшему сословию – таубиям. Так, были переселены жители Догуата и Темиркановского поселении в Черекском и Хазнидонском ущельях, а также хуторов Кучуковых, Барасбиевых, Балкароковых, селения Жора и т.д. Жители вынуждены были мигрировать в Дагестан, Грузию, Азербайджан, Чечню, Осетию.

Затем под прицел попали кулаки, муллы, разного рода «антисоветские элементы», которых отправили в Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию и т.д. Многие семьи впоследствии полностью ассимилировались в новой среде.

Имевший место в 1944 году факт депортации балкарцев, затронул судьбу всего народа, в результате чего все население Балкарии было вынуждено покинуть свою этническую среду, где в течение многих веков происходил его этногенез. На этот раз миграция народа оказалась в направлении из гор в степи Казахстана и Средней Азии. Из-за этого, часть народа, которая в результате репрессии 20-х, 30-х годов проживали в разных районах СССР, соединилась с основной массой, но уже в Средней Азии. Здесь, особенно в первые годы проживания, происходило смешение балкарцев с другими народами.

Начиная с 1956 года народ начинает возвращаться, и вновь общая схема миграции идет по направлению из равнины т.е. из степей Средней Азии в горы – Балкарию. Поначалу большая часть прибывающих стремилась обосноваться в родных селениях, но оказалось, что они очень сильно пострадали от слома17.

Многие семьи, пожив по нескольку лет в горных селениях, начали переселяться на равнину, в том числе и в кабардинские селения: Аушигер, Вольный Аул, Жемтала, Кенже, Урвань, Чегем, Шалушка. В результате, в этих селах начало происходить активное смешивание двух народов за счет межнациональных браков. С другой стороны происходило интенсивное смешение выходцев из разных ущелий Балкарии, что до депортации тоже имело место, но в силу разного рода причин, и в первую очередь географических, было ограничено. Как видим, процессы миграции являются ключевым фактором в этнических процессах, происходивших и происходящих в республике.

Пребывание одного народа, или его части в иной этнической, как и экологической среде, неизбежно накладывает отпечаток на определенных сторонах его материального и духовного бытия. Меняется не только географическая составляющая, но и пища, одежда, жилище, уклад жизни в целом. Происходит изменение и в духовной культуре, которая впитывает многое из соседних культур. Все вышесказанное влияет на психологию человека, формирует новые мировосприятия, мироощущения и мировоззрения, что сближает его с новой этнической средой, способствуя скорейшей ассимиляции. Известно, что до прихода Тимура, предки балкарцев занимали предгорья и горы, но после его прихода население оставило предгорья и полностью замкнулось в горных ущельях.

В горах Балкарии известно более 200 поселений, правда, часть из них были покинуты людьми еще до XIX века. Причин тому было много. Помимо войн, здесь, как и на равнине, много раз вспыхивали эпидемии чумы и холеры, в результате чего гибли целые поселения, а выжившие пытались спастись, покидая свои дома и переселяясь в другие ущелья, в том числе и за перевал, т.е. в Сванетию. Некоторые семьи впоследствии возвращались обратно в Балкарию, многие оставались и ассимилировались. Попытки представить историю балкарцев за последние века как медленную миграцию ее населения из гор в предгорья и на равнину, а стало быть, расширение ее территорий только лишь в одном направлении, неверно. Точнее, это своеобразная пульсация, где есть периоды собирания населения в горах, затем, по мере увеличения численности, переселение на плоскость и снова обратный процесс. В целом же, современная территория проживания балкарцев принципиально не отличается от той, на которой они проживали последние шесть веков. Исключением являются диаспоры, проживающие в Турции, Казахстане, Киргизии и других странах.

Литература

1. Административно-территориальные преобразования в Кабардино-Балкарии. История и современность. Нальчик: Эль-Фа, 2003.

2. Жангуразов М.Х.-М. Жангуразовы. Фамильная энциклопедия. Нальчик-Минеральные Воды: Кавказская здравница. 2006.

3. История Балкарии и Карачая в трудах Исмаила Мизиева: в 3 т. – Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых, 2010. Т.2.

4. Кипкеева З.Б. Карачаево-Балкарская диаспора в Турции. Ставрополь, 2000.

5. Мусукаев А.И. Века родословий. Нальчик: Эль-Фа, 1997.

6. Мусукаев А.И. О Балкарии и балкарцах. Нальчик: Эльбрус, 1982.

7. Темукуев Б.Б. Спецпереселенцы: В трех книгах. Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых, 2009.

8. Терский календарь на 1910 г.

9. Ульбашев А.А., Ульбашев Р.Я., Жангуразов М.Х.-М. Ульбашевы. Фамильная энциклопедия. Нальчик-Минеральные Воды: Издательство «Кавказская здравница», 2010.

10. ЦГА КБР ф. и-6, оп.1, д. 494.

11. ЦГА КБР ф. и-16, оп.1, д. 618.

12. ЦГА КБР ф. и-24, оп. 1, д. 275.

13. ЦГА РСО-Алания ф. 12, оп. 1, д. 125.

14. ЦГА РСО-Алания ф. 270, оп. 1, д. 24.

1 История Балкарии и Карачая в трудах Исмаила Мизиева. том 2, с. 274.

2 ЦГА РСО-Алания ф. 270, оп.1, д. 24, л. 105

3 Терский календарь на 1910 г.

4 Административно-территориальные преобразования в Кабардино-Балкарии. История и современность… с. 194

5 Темукуев Б.Б. Спецпереселенцы. Книга 2. с. 477

6 ЦГА КБР ф. и – 16, оп. 1, д. 618, лл. 25, 26 об.

7 ЦГА КБР ф. и – 6, оп. 1, д, 494 лл. 110-125

8 ЦГА КБР ф. и – 6, оп. 1, д. 494, т. 2, лл. 48-49

9 Балкарские таубии переселившиеся в Кабарду приравнивались к узденям 1-й степени

10 ЦГА КБР ф. и – 24. оп. 1, д. 275 л. 5

12 Правнук Догушея, Мусса Хаджи-Магометович. Его аул много раз переселялся.

13 В Жемтале на месте бывшего Жаноковского аула расположен квартал с одноименным названием.

14 Правнук Догушея и родной брат Муссы.

15 Правнук Догушея и двоюродный брат Муссы.

16 Кипкеев З. Карачаево-балкарская диаспора.

17 Горные селения после депортации балкарцев были признаны невыгодными в экономическом отношении и отданы на слом.

 
Наверх