История народа по И. М. Мизиеву

Балкария и Карачай в XV-XVII вв.

После нашествия Тимура

Несмотря на погромы и геноцид со стороны монголов и войск Тимура XIII-XIV веках, XV веке Балкария и Карачай выступают на исторической арене как сформировавшаяся, самобытная и самостоятельная этнокультурная область Кавказа, находящаяся на пороге государственного образования, с разветвленной сетью княжеских владений, военных дружин, подчиненных верховному правителю – Олию (Вали), при котором существовал народный суд Тёре, который осуществлял управление всеми житейскими и военными делами, закреплял и узаконивал народные обычаи и традиции, осуществлял и устанавливал меры наказания и поощрения и т.д.

Первым письменным документом, свидетельствующим о сказанном, является надпись на золотом Цховатском кресте XIV-XV веков, в которой повествуется о том, что один из грузинских эриставов (князей) попал в плен в Басиани (так именуют грузинские источники Балкарию) и был выкуплен на средства Цховатской церкви.

Южные границы Балкарии и Карачая были защищены естественной грядой Кавказского хребта. Значительно менее прочными были границы северные, со стороны равнин и степей Предкавказья.

Расселение кабардинцев в Предкавказье

Походы монголов и Тимура еще более ослабили северные границы этнической территории балкарцев и карачаевцев. Воспользовавшись сложившейся ситуацией, наиболее крупная и подвижная часть адыгских племен – кабардинцев после трагических событий на Центральном Кавказе в XV-XVI вв. начала интенсивно расселяться по всему Центральному Предкавказью, вплоть до реки Сунжи. Но вскоре, в результате возвращения вайнахских племен – предков ингушей и чеченцев – с гор на плоскость, на прежние свои земли, самые пределы расселения кабардинцев по берегам Сунжи стали значительно сокращаться, и восточные границы их стали пролегать в моздокских степях.

Вот что писали кабардинские ученые XIX века: «По сказаниям, кабардинцы встретили на новых местах татарские (балкарские – авт.) поселения, отодвинули их в степи или заперли в горных ущельях, а сами поселились на их местах». «Из всех разнообразных рассказов можно сделать, таким образом, одно только несомненное заключение: кабардинцы не были исконными жителями Кабарды, а откуда-то сюда переселились»… «Судя по всему, кабардинцы заняли эти места не раньше XV века или начала XVI века» (Кудашев В.Н. «Исторические сведения о кабардинском народе». Киев, 1913, с. 6-10.).

Взаимоотношения Балкарии и Кабарды

История взаимоотношений между Кабардой и Балкарией не знает никаких сколь-нибудь серьезных межэтнических столкновений или войн. Границ между ними, в нынешнем значении этого понятия, никогда не существовало. Они определялись мирными взаимоотношениями, носили прозрачный характер. Кабардинцы и балкарцы свободно передвигались и в Кабарде, и в Балкарии. Взаимоотношения между народами носили мирный, дружелюбный характер, что обуславливало множество кровнородственных связей, межэтнических браков. Причем подобные браки заключались как между княжескими фамилиями, так и среди простонародья. В результате этих контактов в Кабарде появилось множество балкарских фамилий: Кушховы, Балкаровы, Келеметовы и др., а в Балкарии – Черкесовы, Кабардоковы и др.

Возникавшие между Балкарией и Кабардой, или между отдельными лицами и семьями споры решались при обоюдном согласии советом старейшин по обычному праву балкарцев и кабардинцев. В случае отдельных раздоров внутри Кабарды или Балкарии, многие находили приют у своих соседей – в Балкарии или Кабарде. Иногда возникали распри между отдельными родами Балкарии и Кабарды, но они никогда не приводили к войнам.

Широкие рамки приобретали мирные и дружеские отношения между отдельными семьями и родами. Такие тесные контакты устанавливались между Абаевыми и Кайтукиными, Атажукиными и Балкаруковыми, Урусбиевыми и т.д. На Кавказе мирно соседствующие народы отдавали своих детей на воспитание (в аталыки) своим близким друзьям. Так, например, известно, что в 1747 году «емчеком» - молочным братом князя Большой Кабарды Касая Атажукина был балкарский князь Азамат Абаев. Документы отмечают, что в 1768 году таким же молочным братом кабардинского князя Казыя Кайсынова был балкарский князь Мухаммат Биев. Многовековые мирные контакты отразились на развитии экономики Балкарии и Кабарды. Кабардинцы свободно могли пасти свои табуны в Балкарии, получать отсюда и горные руды, лес и камень для строительства, меха и шкуры диких зверей и животных. Балкарцы в особо холодные годы арендовали зимние пастбища и стойбища в Кабарде. Некоторые ученые пытаются эти арендные отношения выдать за политическую и экономическую зависимость Балкарии от Кабарды. Подобные попытки не имеют под собой никакой почвы и строятся на поверхностных взглядах путешественников XIX века, которые не могли и не хотели вникать в действительную сущность арендных отношений между кабардинцами и балкарцами. Если за аренду зимних стойбищ балкарцы платили определенную цену, то какая же это дань или зависимость? Этот момент всегда надо иметь в виду, когда речь заходит о взаимоотношениях между двумя народами.

Взаимоотношения Балкарии и Кабарды значительно способствовало развитию экономики и той и другой стороны. В Кабарде Балкария закупала недостающий ей хлеб, соль, через Кабарду она выходила на российский рынок, откуда поступали ткани, предметы утвари, украшений, фабричные изделия и т.п.

Балкаро-карачаево-грузинские отношения

Сложившиеся еще в средневековье взаимоотношения с Грузией с каждым последующим веком все более крепли и расширялись. В это же время углублялись и кровнородственные контакты, основу которых заложил еще в те далекие времена брак царицы Тамары с сыном асской принцессы и киевского князя – Андрея Боголюбского. В то же время надо иметь в виду, что не всегда эти отношения были столь безоблачными. Живым примером тому является упомянутый выше Цховатский крест.

Особенно тесные контакты балкарцы и карачаевцы имели с Имеретинским царством Грузии, с Мингрелией и Сванетией. Из Сванетии ведут начало несколько патронимических подразделений балкаро-карачаевцев: Отаровы, Рахаевы, Эбзеевы и др. В города Рачи и Они балкарцы и карачаевцы съезжались на еженедельные рынки, продавали здесь свои изделия из шерсти, кожи, продукты животноводства: масло, сыры, мясо и др.

Балкарцы и карачаевцы были своего рода связующим звеном во взаимоотношениях Грузии с Россией в XVII веке.

Балкария и Карачай в системе русско-кавказских отношений. развитие контактов с Грузией

В XVI-XVII вв. и позднее всю свою политику с кавказскими народами и государствами Россия проводила через Кабарду, которая к тому времени занимала самую важную, стратегическую, центральную часть Северного Кавказа. Кабардинские князья умело приспосабливались к этой ситуации и пользовались всяческими поощрениями со стороны России, получая почести, титулы и деньги за поддержку политики России на Кавказе.

Однако для успешного продвижения в своих контактах с Закавказьем, с Грузией в первую очередь, России необходимо было налаживать связи с Балкарией, которая к тому времени представляла собой вполне оформившуюся политическую общность, называемую «Беш тау эль», т.е. «Пять горских обществ», каждое из которых имело свою верховную власть в лице народного собрания – Тёре. Каждое из этих малых Тёре подчинялось единому верховному Общебалкарскому Тёре во главе с верховным правителем – Олием.

Впервые в русских документах имя балкарского народа появляется в 1629 году. В январе месяце терский воевода И.А. Дашкоов сообщает в Москву, что в местности, где живут «балкарцы», имеются залежи серебряной руды, владеют этой землей сыновья сестры кабардинского князя Пшимахо Камбулатовича Черкасского. Данный документ подтверждает давние кровнородственные связи балкарцев, карачаевцев и кабардинцев: сестра Пшимахо была замужем за балкарским владетелем. Местностью «балкар» владели ее сыновья Апши и Абдулла (иногда упоминается их фамилия – Тазрековы, но насколько это верно отражено, трудно судить, - авт.).

В 1636 году Имеретинский царь Леван-II посылает посольство к русскому двору, а в ответ на это в 1639 году в Имеретию отправляются послы Москвы – Павел Захарьев, Федот Баженов. При подобных посольствах русский царь направлял посольские грамоты балкарским владетелям, через земли которых надо было идти послам. Такие грамоты выдавались и кабардинским и иным князьям, что говорит о самостоятельности балкарских князей в международных отношениях на Кавказе и с Россией.

Показав свои посольские грамоты, Елчин, Захарьев и Баженов пробыли 15 дней в гостеприимной семье карачаевских князей из рода Крымшаухаловых, у младших братьев Камгута – Эльбуздука и Гиляксана, которые жили недалеко от современного города Тырныауза в Баксанском ущелье в ауле Эль-Джурт. Здесь же располагается мавзолей Камгута и башня его жены Гошаях-бийче. Отсюда русские послы отправились в Сванетию и далее к имеретинскому царю. Следующее посольство русского царя прошло в Грузию в 1651 году через Верхнюю Балкарию, по реке Сукан-су и далее. Послов Н.С. Толочанова и А.И. Иевлева радушно встречал и снабдил провиантом, вьючными животными и проводниками балкарский князь Артутай Айдаболов, предки которого уже упоминались в документе 1629 г.

В следующем документе 1653 года говорится о том, что Имеретинский царь Александр приглашал русских послов Жидовинова и Порошина посмотреть, «как он будет крестить Женбулата сына Балкарского владетеля: Айдарболова» (Айдаболова – авт.). Кстати сказать, из Грузии христианство проникало в Балкарию уже с XII века, о чем говорят развалины церкви у сел. Хулам, на стенах которой были открыты христианские фрески.

В 1658 году в Москву направлялось посольство во главе с грузинским царем Таймуразом для налаживания русско-грузинских связей. Путь Таймураза пролегал через Балкарию, где к его свите примкнула балкарская депутация во главе с уже упомянутым князем Артутаем Айдаболовым. В Москве он был радушно принят и наравне с Таймуразом вознагражден подарками в 40 соболей. Артутай пробыл в Москве около года.

Через 35 лет после этих событий в Москву пробирается опальный имеретинский царь Арчил. Как только он из Балкарии проехал на равнину, по дороге в крепость Терки на него напали отряды Тарковского шамхала Будая и князя Малой Кабарды Кульчука Келембетова. В сложной международной обстановке того периода Будай придерживался персидской, а Кульчук крымской ориентации. Каждый из них хотел выдать Арчила своему патрону. Арчил находился в плену Кульчука с сентября по ноябрь месяц 1963 года. Однако, как свидетельствуют документы, «красота Арчила и его мужество сделали такое впечатление на жену Кульчука, что ночью она доставила ему средство к побегу: он скрылся а Басян (Басиан – авт.), а его люди ушли в Дигор», 28-го ноября 1693 г. стало известно русскому начальству в Астрахани, что Арчил был пленен, а затем скрылся в «страну Балкар при истоках Малки». В своем письме от 15 апреля 1694 года Арчил писал Терскому воеводе, «что находится в Балкаре и чтобы его оттуда вывели». В письме от 20 мая 1696 года Арчил подробно описывает великим наследникам-самодержцам России Иоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичу, как все с ним случилось. В сентябре месяце Арчил был вывезен из Балкарии.

Со второй половины XVII века сведения о балкарцах и карачаевцах все чаще попадают в письменные источники. Среди авторов, писавших о них, следует отметить Арканджелло Ламберти (1654 г), Николай Витсена (1692 г), Энгельберта Кемпфера (1651-1716 гг.), Анри де Ла Мотрэ (1764-1743 гг.) и многих других. Еще больше сведений о карачаевцах и балкарцах содержат документы XVIII-XIX вв.

Наверх